Илья Абель, Постфактум: Happy End

By info@echo.msk.ru (Эхо Москвы)

У
кабинета заведующей терапевтическим
отделением сидел пожилой мужчина в
сером костюме. На левой стороне пиджака
— орденская колодка, на правой — звезда
участника войны. Он явно чего-то ждал,
но на него никто не обращал внимание.

Из
кабинета вышла сотрудница регистратуры
— картоноша. Как мог, резко он поднялся,
поспешил за ней, стуча палкой по стене,
обращая так на себя внимание.

Женщина
обернулась, узнала, в чем дело( ему
нужна была медсестра) , на ходу объяснила,
что не сможет ему помочь и пошла к
лестничному маршу, чтобы спуститься
вниз.

Старик
опять сел на свое место рядом со мною.
Я спросил, могу ли я ему чем-то помочь.
Он ничего не ответил, возможно, даже не
расслышал мой вопрос, прикрыл единственный
здоровый глаз и сник.

Потом
пришел врач в голубой униформе бригады
скорой помощи. Старика вызвали в кабинет,
осматривали там, оформляли документы.

Оказалось,
что у него двустороннее воспаление
легких, что приезжала “скорая» , но его
отказались везти в госпиталь, а ехать
в другую больницу ветеран категорически
отказался.

На
его счастье во вторую смену в тот день
дежурил главврач поликлиники. Он
дозвонился до приемного отделения
госпиталя, договорился, чтобы старика
все же тудаа приняли для лечения, вызвал
повторно “скорую», чтобы престарелого
человека забрали врачи и повезли в
госпиталь. И не ушел до тех пор, пока
участника войны не оформили полностью
и не проводили в машину.

Как
он с таким диагнозом сам пришел в
поликлинику, почему не вызвал участкового
врача на дом, справились ли с его
заболеванием врачи госпиталя — я не
знаю.

Произошло
все описанное здесь неделю назад. И я
искренно надеюсь, что именно этому
участнику войны повезло больше, чем
моему отцу в точно такой же ситуации.
Что его вылечили и он пошел на поправку,
чего я ему желаю от чистого сердца.

Но
все могло бы быть иначе, если бы не
человеческий фактор и стечение
обстоятельств, не желание помочь тому,
кто по-любому нуждается в помощи и
обязан получить ее без всяких препон
и отсрочек.

Потому,
что легко говорить в масштабе больших
чисел, но вот когда масштаб уменьшается
до проблем отдельного человека, почему-то
в здравоохранении порой что-то выходит
не так, как должно. Не потому, что не
могут или не хотят выполнять свои
обязанности, а потому, что заедает
рутина. И черствеет сердце от собственных
проблем и забот.

Повторю,
старику-ветерану повезло, хотя могло
случиться совсем иначе. И он бы не
пережил даже начала теперешней зимы.
Но будем надеяться на лучшее. На то,
что с ним – все в порядке в меру его
возраста, состояния и диагноза. Как и
должно быть, в идеале, скорее всего.

PS.
Медицина, то бишь здравоохранение,
наше таковы, что о них можно писать
каждый день. И окажутся темы и для
благодарности, и для критики.

Писать
каждый день об одном и том же – скучно.
А благодарить постоянно одних врачей,
и снова напоминать о том, что организация
столичного, скажем, здравоохранения,
оставляет желать многого — надоедает.

Вот
и радуешься, когда получается не так,
как могло бы быть, а так , как нужно.

Хотя
бы для кого-то, если не получается для
всех. Системно, четко и ответственно. Как и необходимо по всем правилам, нормам и инструкциям. Как обязано быть, и как происходит не так часто, как хотелось бы, и выглядит потому исключением и событием, вместо того, чтобы быть нормой. Буднями и стандартом медицины отечественной.

Via:: Echo Moscow

No tags for this post.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *